Меню

Комментарий к тесту Мартина Селигмана на уровень оптимизма — пессимизма. Часть 2

Комментарий к книге «Как научиться оптимизму?». Обсуждаемый в статье тест вы можете пройти на сайте, перейдя по ссылке.

22 Апреля, 2016 года

Тест: пройти тест Мартина Селигмана на уровень оптимизма пессимизма

Так что же это за мистическое состояние психики или ступень ее развития, которую называют «личностной целостностью», «интеграцией личности», «обретением самости» и т.д.?

И почему оно иногда объявляется противоядием от людских страданий и защитой от психических болезней?

Столкновение с неудачей — сильнейшее испытание для любой психики (к такому выводу приходит М. Селигман, психоаналитические авторы и множество психологов-практиков). Это и есть та точка, из которой может состояться быстрое восстановление или погружение в глубины депрессивного состояния на долгое время. Конструктивные объяснения происходящего — инструмент преодоления болезненного эмоционального переживания — являются одним из возможных ресурсов психики.

Личностная целостность — отсутствие необходимости объяснений для завершения эмоционального переживания в сочетании с быстрым восстановлением готовности к конструктивным действиям, если они вообще требуются контекстом ситуации.

С этой точки зрения, стремление объяснять — часть защитного процесса рационализации. Чтобы успокоить свои эмоции, я включаю свои мысли. Если мы объясняем неудачу, но делаем это таким образом, что наше состояние только усугубляется, это означает, что наша «защита» работает неисправно (как доспех с огромной дырой, который и носить тяжело, и со своим изначальным предназначением он не справляется).

Интеграция личности не случается резко, обычно это постепенный процесс — тогда со временем, круг неудач, которые запускают потребность их непременно хоть как-нибудь объяснить, уменьшается. Если сделать из теста Селигмана психоаналитический инструмент, то следовало бы для каждой ситуации дать два варианта ответа:

  • я бы испытывал(а) потребность озвучить себе подходящее объяснение для данной ситуации / есть у меня одна догадка на этот счет…
  • вряд ли у меня бы родился внутренний объясняющий комментарий по данному вопросу.

Например, если бы неожиданно закончился бензин в машине, я полагаю, что многие смогли бы легко воздержаться от объяснений сложившейся ситуации и ограничились бы, возможно даже бессловесной, констатацией собственных эмоций: я расстроен(а), что теперь придется ждать эвакуатор и платить для того, чтобы мою машину вытащили отсюда / я злюсь на себя, за проявленную невнимательность.

А если бы ваш партнер предложил сделать «перерыв» в отношениях — смогли бы вы удержаться от попыток найти объяснения?

С точки зрения психоаналитических идеи, человек, испытывающий низкую потребность в интеллектуальном «объяснении» своих неудач, обладает устойчивостью выдерживать базовую неопределенность мира и иммунитетом к широкому спектру психических расстройств и симптомов (конечно, отсутствие рационализации может объясняться не только высокими ресурсами психики, но и использованием более примитивных «психотических» защит или просто альтернативных защит, но тем не менее…). Предполагается, что даже если такой человек не приписывает своим заслугам ни одно хорошее событие (глубокая пессимистичность в отношении хороших событий жизни), его подверженность депрессии будет минимальна, насколько это вообще возможно.

Принцип «не объяснения» не означает низких умственных способностей или слабого познавательного интереса. Объяснение неудач — игра разума, попытка психики вновь почувствовать подконтрольность происходящего.

«Выученная беспомощность — это реакция отказа, уход в пассивность, которые берут своё начало в убеждении, что любое наше действие не имеет никакого значения».

М.Селигман и его последователи показали экспериментально данное состояние у животных и человека. Научились вызывать его и обнаружили, что каждая десятая собака (аналогический результат для эксперимента с людьми) находилась в этом состоянии до экспериментального воздействия, а каждая 3 не приобретала его даже после экспериментального воздействия («иммунитет»). Исследователь предположил, что данное состояние и склонность индивида в него входить имеет прямую связь с уязвимостью для психических расстройств, в первую очередь это депрессия, и со способностью быстро восстанавливаться после эмоциональных потрясений. К похожим выводам, наблюдениям и предположениям приходили специалисты-практики и исследователи различных направлений психотерапии.

Мои воззрения расходятся с мнением Селигмана в вопросе — что является концом процесса взращивания ресурсов личности противостоять депрессии и состоянию отчаяния. Те шаги, которые предлагает автор, для меня видятся лишь возможным началом пути, но не желаемым его завершением.

Этапы развития ресурсов личности можно было бы тогда выделить следующие:

1) Состояние выученной беспомощности возникает легко, представления о будущем становятся мрачными; приложение усилий прекращается, как не имеющее смысла; надежд и мечт, которые рассматриваются как достижимые, практически не остаётся;

2) Выученная беспомощность избегается за счет различных психологических костылей — «позитивного объяснения неудач», «повышенного внимание к собственному вкладу в положительные события в сочетании с недооценкой роли других людей и внешних сил» и множества повсеместно описанных защитных механизмов;

3) Признание принципиальной неконтролируемости мира в сочетании с устойчивой способностью сохранять готовность к приложению конструктивных усилий, высокая продуктивность и умение быстро оправляться после неудач. Неудача не несёт в себе дополнительного смысла, кроме указания на необходимость использования альтернативных путей для получения отличающегося результата. Эмоции (включая страх, гнев, ощущение собственной беспомощности, стыд) переживаются свободно, воспринимаются как достаточно «выносимые», предмет их направленности ясен.

Светлая судьба «костылей»

Я прихожу к личному профессиональному выводу о том, что обнаруживая себя использующими какой-либо психологический костыль, если мы хотим пойти дальше в своём развитии, не стоит пытаться его «выкинуть», как свидетельствующий о нашей несостоявшейся зрелости. Как только мы вырастем и окрепнем достаточно, он перестанет быть нужен. Мы сами же его выкинем, точнее — не сможем не выкинуть. Как маленькие дети, которые сначала используют неодушевленные предметы, пледы, игрушки («переходные объекты») для того, чтобы пережить отсутствие матери в их поле зрения. А потом они способны справляться с подобными переживаниями без внешних средств, поскольку образ матери и её ресурсы становятся внутренним достоянием психики.

Вы можете предложить свою тему, на которую хотели бы прочитать текст моего авторства. Так я смогу лучше понять, что интересно вам — читателям сайта, и при возможности постараюсь писать по наиболее востребованным вопросам. Если я напишу и опубликую материал на «вашу тему», я отправлю по указанной почте ссылку на него.

Для этого напишите через форму обратной связи (внизу странички):

  1. Предложить тему: название…
  2. Пояснение к названию.
  3. В связи с какими жизненными обстоятельствами эта тема вам сейчас интересна (можно коротко и обобщенно).*

* Задаю этот вопрос для того, чтобы понять, на чем именно сделать акценты в создаваемом текте.

Консультация психолога

Прием в Москве — метро Рижская

MariaNifontovna@gmail.com

+7 903 542-91-77

Записаться

Распространенные темы для работы

Задать вопрос психологу

Вы можете задать мне вопрос на интересующую вас тему через форму обратной связи. Примеры таких вопросов, можно увидеть в рубрике «Вопрос‑ответ». Там же в скором времени появится ответ на ваш вопрос, копия будет отправлена на указанную электронную почту. Я постараюсь ответить в самые ближайшие сроки.