Меню

Контрперенос и развитие представлений о психоаналитических отношениях. Часть 4

От переводчика: Предлагаю вашему вниманию мой перевод с английского статьи о контрпереносе норвежского аналитика Андерса Закриссона. Статья была опубликована в сборнике Международного форума психоанализа (2009), 18:177-188. Оригинал статьи также находится в свободном доступе на онлайн ресурсе //www.tandfonline.com.

08 Июня, 2016 года

Источник

Самораскрытие аналитика

При обсуждении самораскрытия аналитика (например, Jacobs, 1999b) описаны различные его виды. Одной из таких разновидностей являются бессознательные оговорки, забывание и другие непреднамеренные действия со стороны аналитика. Такие действия без сознательного намерения традиционно считаются признаками контрпереноса. Часто их называют контрпереносными разыгрываниями (Jacobs, 2001; McLaughlin, 1987). Примером неловкой ситуации такого рода может быть ошибка терапевта в имени пациента при обращении к нему. Когда мы допускаем такие ошибки, нам следует постараться понять, что происходит, и вместе с пациентом проработать эту ситуацию. В традиционном анализе это также считается неизбежной частью аналитической работы.

Самораскрытие в собственном смысле слова — это мысли, чувства и фантазии, которые аналитик выбирает, чтобы рассказать о них пациенту, или ситуации, когда аналитик решает прямо ответить на вопрос пациента, буквально. Здесь проблема становится более сложной и противоречивой. Когда информирование пациента о чувствах или фантазиях может помогать аналитическому процессу, а когда такая информация будет нарушать процесс? Кроме того, когда прямые ответы на вопросы пациента, особенно вопросы, касающиеся личных и частных дел, могут быть эффективными и когда такие ответы будут препятствовать работе? Однако, даже если некоторая степень самораскрытия неизбежна, есть существенная разница между тем, открываемся ли мы в традиционной аналитической манере, и тем, как это может происходить при непосредственном выражении наших позитивных или негативных чувств к пациенту. То же самое касается ответов на вопросы пациента, спектр которых может быть довольно широким, от достаточно второстепенных и до существенных, эмоционально нагруженных, имеющих непосредственное отношение к процессу и наличию переноса в ситуации.

В традиции психоанализа отношений аналитическая ситуация понимается как межсубъектное конструирование. Она характеризуется взаимностью. Однако вместе с тем, эти отношения асимметричны, пациент и аналитик находятся в разных позициях. При этом асимметрия не противоречит взаимности отношений, как отмечает Арон (1996). Они одновременно асимметричны и взаимны. Вследствие этой асимметрии выражение чувств становится и важной, и сложной проблемой для аналитика. Намерения такой открытости должны быть осознанными, понятными и осмысленными. Решающее значение имеет отличие ситуации, в которой аналитик разыгрывает собственные потребности, от ситуации, в которой главной целью является коммуникация понимания внутреннего мира пациента или сложившихся отношений. В первом случае самораскрытие, несомненно, крайне проблематично. Во втором оно может идти на пользу, но должно осуществляться с осторожностью из-за асимметрии и риска недооценки зависимости пациента, его уязвимости, стыда и презрения к самому себе (Zachrisson, 2008).

Аналитические отношения и аналитическая позиция

С точки зрения межличностных отношений, взаимоотношения аналитика с пациентом характеризуется высокой степенью взаимной субъектности. Она усиливает воздействие и контрпереноса, и других типов реакций аналитика. Более того, ставятся под сомнение или отвергаются за ненадобностью такие понятия, как нейтральность и отстраненность. Следствием этого является факт, что аналитическое отношение и аналитическая установка не могут больше по-прежнему служить ориентирами и «навигационными средствами» в сложных и коварных эмоциональных водах. Это отклонение от курса анализа не только в традиционной эго-психологии, но и в концепции объектных отношений, отклонение, которое делает понимание аналитических отношений более сложным и неоднозначным.

Гринберг (1999) предупреждает об этом, ссылаясь на опасности, связанные с вовлечением пациентов в интенсивное личностное взаимодействие наперекор традиционным аналитическим рамкам. Арон (1996) в заключительной части своей книги также размышляет о рисках концепции отношений. Он подчеркивает важность этической позиции аналитика, ответственности и профессиональной компетентности, и описывает, как может работать альтернативная модель аналитического отношения.

Однако противоречия во взглядах на психоаналитический метод не являются темой этой статьи. Я изложил историю понятия контрперенос в контексте изменений в представлениях о терапевтических отношений в психоанализе.

Заключительные замечания — синтез

Фрейд ввел понятие контрперенос для концептуализации явления, которое мешало аналитику в работе и выводило его из аналитической позиции. Развитие психоаналитического метода, особенно более сложная картина аналитических отношений, разработанная в рамках моделей объектных отношений, привело к смене парадигмы в понимании контрпереноса. Из помехи, нарушающей понимание пациента аналитиком, он превратился в один из его главных инструментов для проникновения на бессознательные уровни пациента. Вследствие этого возникает закономерный вопрос: почему мы используем один и тот же термин для обозначения столь разных понятий, как классический и расширенный контрперенос?

Знакомство с представленными здесь концепциями показывает, что это имеет смысл. На самом деле эти две формы контрпереноса связаны между собой и могут рассматриваться как разные стороны одного и того же класса явлений. Подведем итоги обсуждения. Аналитик позволяет себе испытывать эмоциональную мобилизацию под влиянием происходящего при взаимодействии с пациентом. В то же время он стремится сохранять способность наблюдения за своими чувствами и не допускать, чтобы они овладели им. Если ему удается удерживать рефлексивную позицию, контрперенос может принести пользу. Если он теряет ее, контрперенос становится помехой. Это разные процессы, которые протекают одновременно и параллельно по разным линиям, или на разных уровнях.

Далее, эти уровни могут отличаться либо большей интуитивностью, либо большей иррациональностью (Zachrisson, 2006). На интуитивных уровнях контрпереносные реакции являются потенциально полезными и информативными источниками знаний о пациенте. Они могут использоваться в качестве инструментов для понимания. На иррациональных уровнях, однако, эти реакции легко становятся помехами, что затрудняет восприятие аналитика и его понимание пациента. В таком комплексном понимании контрперенос становится многоуровневым, всеобъемлющим явлением, относящимся к чувствам и фантазиям аналитика, к их проработке в отношении пациента и происходящего процесса. Такая проработка происходит в режиме непрерывного движения от рефлексии к эмпатическому пониманию и обратно, что в настоящее время часто называют контрпереносным анализом.

На рисунке 1 представлена комплексная модель, иллюстрирующая отвлекающие и информативные аспекты контрпереноса вместе с эмпатией и проективной идентификацией. На рисунке эмпатия изображена как информативное дополнение к классическому контрпереносу. Проективную идентификацию можно рассматривать как частный случай расширенного контрпереноса. Различие в том, что проективная идентификация влияет на аналитика более разрушительным образом, т.к. содержит неосознанный материал и требует сдерживания интенсивных реакций.

Тем не менее, с этим явлением также можно работать как с источником информации о состоянии пациента.

В нижней части рисунка изображены интуитивный и иррациональный уровни как попытка интегрировать оба аспекта контрпереноса в одной модели. Как видно на рисунке, в этой модели два подхода сведены вместе и таким образом оправдано использование одного и того же термина.

Рисунок 1. Модель основных аспектов контрпереноса , эмпатии и проективной идентификации

References

  • Aron, L. (1996). A meeting of minds. Hillsdale, NJ: Analytic Press.
  • Baker, R. (2000). The neutral position. J. Amer. Psychoanal. Assn., 48, 129-53.
  • Bion, W.R. (1962). Learning from experience. New York: Basic Books.
  • Bollas, C. (1983). Expressive use of the counter transference. Notes to the patient from oneself. Contemp. Psychoanal., 19, 1-34.
  • Feldman, M. (1997). Projective identification: the analyst's involvement. Int. J. Psycho-Anal., 78, 227-1.
  • Freud, S. (1910). The future prospect of psychoanalytic therapy. Standard Edition, 11, 141-51.
  • Freud, S. (1912). Recommendations to physicians practising psychoanalysis. Standard Edition, 12, 111-20.
  • Gabbard, G.O. (2001). A contemporary psychoanalytic model of counter transference. Journal of Clinical Psychology, 57, 983-91.
  • Greenberg, J. (1999). Theoretical models and the analyst's neutrality. In S. Mitchell & L. Aron (Eds.) Relational psychoanalysis. The emergence of a tradition (pp. 131-52). London: Analytic Press. (Original work published 1986)
  • Greenberg, J. (2001). The analyst's participation: a new look. J. Amer. Psychoanal. Assn., 49, 359-81.
  • Heimann, P. (1950). On counter transference. Int. J. Psycho-Anal., 31, 81.
  • Hoffer, A. (1985). Toward a definition of psychoanalytic neutrality. J. Amer. Psychoanal. Assn., 33, 771-95.
  • Hoffman, I.Z. (2006). The myths of association and the potentials of the analytic relationship. Int. J. Psycho-Anal., 87, 43-61.
  • Jacobs, T. (1999a). Counter transference past and present: A review of the concept. Int. J. Psycho-Anal., 80, 575-94.
  • Jacobs, T. (1999b). On the question of self-disclosure by the analyst. Error or advance in technique. Psychoanal. Q., 68, 159-83.
  • Jacobs, T. (2001). On misreading and misleading patients. Some reflections on communications, miscommunications and counter transference enactments. Int. J. Psycho-Anal., 82, 653-69.
  • Joseph, B. (1989). Projective identification: some clinical aspects. In E.B. Spillius & M. Feldman (Eds.) Psychic equilibrium and psychic change (pp. 168-80). London: Tavistock/Routledge. (Original work published 1987)
  • King, P. (1978). The affective response of the analyst to the patient's communications. Int. J. Psycho-Anal., 59, 329-34.
  • Klein, M. (1975). Notes on some schizoid mechanism. In The writings of Melanie Klein, (Vol. 3, pp. 1-24). London: Hogarth Press. Original work published 1946)
  • Klein, M. (1975). Some theoretical conclusions regarding the emotional life of the infant. In The writings of Melanie Klein (Vol. 3, pp. 61-93). London: Hogarth Press. (Original work published 1952)
  • Leira, T. (1995). Silence and communication: nonverbal dialogue and analytic action. Scand. Psychoanal. Rev., 18, 41-65.
  • McDougall, J. (1993). Primitive communication and the use of counter transference. In A. Alexandris & G. Vaslamatiz (Eds.) Counter transference (pp. 95-133). London: Karnac Books. (Original work published 1975)
  • McLaughlin, J.T. (1987). The play of transference: Some reflections on enactment in the psychoanalytic situation. J. Amer. Psychoanal. Assn., 35, 557-82.
  • Maroda, K. (1991). The power of counter transference: Innovations in analytic technique. London: J. Wiley & Sons.
  • Mitchell, S., & Aron, L. (Eds.) (1999). Relational psychoanalysis. The emergence of a tradition. London: Analytic Press.
  • Money-Kyrle, R. (1956). Normal counter transference and some of its deviations. Int. J. Psycho-Anal., 37, 360-6.
  • Natterson, J. (1991). Beyond counter transference: The analyst's subjectivity in the analytic process. London: Jason Aronson.
  • Ogden, T. (1979). On projective identification. Int. J. Psycho-Anal., 60, 357-73.
  • Ogden, T. (1994). Subjects of analysis. London: Karnac Books.
  • Racker, H. (1957). The meanings and uses of counter transference. Psychoanal. Q., 26, 303-57.
  • Rosenfeld, H. (1987). Projective identification in clinical practice. In Impasse and interpretation (pp. 157-90). London: Routledge.
  • Sandler, J. (1976). Counter transference and role responsiveness. Int. Rev. Psycho-Anal., 3, 43-7.
  • Sandler, J. (1993). On communication from patient to analyst: Not everything is projective identification. Int. J. Psycho-Anal., 74, 1097-107.
  • Schafer, R. (1983). The analytic attitude. New York: Basic Books.
  • Segal, H. (1977). Counter transference. Int. J. Psychoanal. Psychother., 6, 31-7.
  • Smith, H.F. (2000). Counter transference, conflictual listening, and the analytic object relationship. J. Amer. Psychoanal. Assn., 48, 95-128.
  • Winnicott, D.W. (1975). Hate in the counter-transference. In Through paediatrics to psychoanalysis (pp. 194-203). London: Karnac Books. (Original work published 1947)
  • Zachrisson, A. (2006). Analytic work with adolescents. Reflections on the combination of strict method and creative intuition in psychoanalysis. Scand. Psychoanal. Rev., 29, 106-14.
  • Zachrisson, A. (2008). Neutrality, tenderness and the analyst's subjectivity. Reflections on the analytic relationship. Paper presented at the 21st Nordic Psychoanalytic Congress in Stockholm, August 8. 2008.

[1] Термин Биона — reverie

[2] По-видимому, имеются в виду пациенты с пограничным уровнем развития психики (прим. переводчика)

[3] relational psychoanalysis (прим. переводчика)

Консультация психолога

Прием в Москве — метро Рижская

MariaNifontovna@gmail.com

+7 903 542-91-77

Записаться

Распространенные темы для работы

Обсудить статью, поделиться своим мнением

Правила комментирования: ознакомьтесь с ними, чтобы понять, в каком случае ваше сообщение не пройдет премодерацию.

Комментарии:

    Задать вопрос психологу

    Вы можете задать мне вопрос на интересующую вас тему через форму обратной связи. Примеры таких вопросов, можно увидеть в рубрике «Вопрос‑ответ». Там же в скором времени появится ответ на ваш вопрос, копия будет отправлена на указанную электронную почту. Я постараюсь ответить в самые ближайшие сроки.