Меню

Депрессия как реакция на потерю или личностно значимую неудачу. Часть 1

Существует один замечательный текст о горевании — Ф. Е. Василюк «Пережить горе». Единственное, чего мне в нем не достаёт, это упоминания, что описываемый процесс может и должен происходить не только при смерти близкого или любимого человека, но и при различных других потерях, которые также требуют аналогичной внутренней работы для «освобождения Я». Например, если кто-то оставляет нас (вовсе не умирая), или отказывает в чем-то сокровенно значимом.

05 Августа, 2016 года

При копировании материала сайта ссылка на первоисточник обязательна.

Эта серия включает 6 статей, каждая из которых описывает распространённый механизм появления депрессивного состояния в жизни человека:

Потерять можно не только конкретного человека, но любимое дело, коллектив единомышленников, возможности, подходящий желаемый для себя образ жизни. Эти и многие другие потери могут оказаться эмоционально значимыми и тогда обрушат на человека необходимость справиться с утратой.

«Человеческое горе не деструктивно, а конструктивно»

Василюк Ф. Е.

Прожитое «завершённое» горе имеет свой продукт. Оно не убирает нечто из сознания, а перестраивает его само. И чем дольше сопротивляться перестройке, тем дольше продлится период «выключенности» из внешнего мира, отстраненности от него, потому что силы уже направлены на работу внутреннюю — их оттуда не забрать. Продукт горя создаётся при помощи памяти — роковое событие обретает свой смысл и значение, вписывается в миф жизни, как событие прошлого. На месте утраченного обнаруживается пустующее пространство, которое станет вместилищем для новых ценностей и «проектов».

Неосвобождённое «Я» задавлено своими потерями или тяготится непрекращающимся ожиданием, преследуемо виной или тревогой, если избегает работы горя. Оно похоже на привидение, которому нет места ни в мире живых, ни в мире мертвых и которое никуда не может отправиться.

Фазы горя

Начальная фаза горя — шок и оцепенение

Субъективное чувство реальности размещается в моменте «до» потери, образы объективного прошлого ярче и реальнее, чем окружающая действительность, сознание охвачено ими. Настоящее со всеми его событиями не получает признания и внимания от сознания, ничем ему не интересно и ничего существенного не может добавить. 7—9 дней с момента утраты.

Фаза поиска умершего

Для неё в первую очередь характерно отрицание постоянства утраты и «ощущение присутствия» утраченного человека. Согласно уже упомянутой статье Ф. Е. Василюка пик фазы поиска в случае потери в связи со смертью приходится на 5-й — 12 день после известия о смерти.

Если потеря не связана со смертью, а, например, с расставанием — размещение себя в моменте «до» потери или отрицание постоянства утраты могут длиться достаточно долгий, ничем не лимитированный отрезок времени.

Фаза острого горя

Для этого этапа характерна сильная поглощенность образом человека, который утрачен. Это период острой душевной боли, охваченности различными чувствами (страх, стыд, гнев), трудно переносимыми состояниями (отчаяния, беспомощности) и мыслями (о ненужности, бессмысленности происходящего, невосполнимой внутренней пустоте). Будущее либо не допускается к вниманию, либо может представляться переполненным всей той болью, которая переживается сейчас.

Окружающая действительность подталкивает к прекращению вложения душевных сил в то, что более не досягаемо. Но это невозможно осуществить сразу. Важно, что отрыв осуществляется самим человеком (а поскольку это так, то остаётся много возможностей для откладывания).

В отношении этой фазы я расхожусь с Василюком в одном суждении. Суть его в том, что, по мнению автора, душевная боль возникает в момент осознания, что как результат собственной активности образ значимого Другого действительно начинает отдаляться. Согласно моему видению, процесс отдаления вызывает тёплую грусть, а самый наполненный болью момент — необходимость проявить собственную разрушительность: намеренно лишить своей энергии то, что было ею активно питаемо.

Это как годами растить прекрасное волшебное дерево, а затем осознать, что по каким-то причинам пришла пора перестать о нем заботиться. И тогда приходиться увидеть, как он увядает и однажды полностью иссушенным отправится в музей вымерших растений. А помимо этого, необходимо принять, что те усилия, которые были вложены, имеют теперь только символический, но не буквальный смысл, их нельзя будет «потрогать» в настоящем, как это было раньше. Я думаю, что «заботиться о дереве» — это подпитывание собственной способности дарить любовь конкретному человеку или конкретному делу.

Можно оказаться в положении, когда свою любовь приходится забрать и остаться с возможностью лишь снова начать с семечка. Хотелось бы просто схватить дерево и перетащить его на новое место? Некоторым — да, некоторым — нет, кто-то хочет теперь больше ничего не растить. В любом случае остается только взять с собой вызревшие плоды и пойти дальше.

Боль — это не давать любви, которую хочется дать; остановить себя давать любовь и ощутить утрату всех тех внутренних ресурсов, которые еще только что были доступны. Именно в этой разрушительности и боль, и жизнь.

Если я правильно поняла Е.Ф. Василюка, один из «продуктов» фазы острого горя — двойник, появление которого восстанавливает связь времён. Появляется Я, отождествляющее себя в настоящем без утраченного Другого, и я прошлого, с которым можно вступить в связь. Погружаясь в фрагмент из своего прошлого до утраты, можно выделить там нового «героя» — прошлое Я — и почувствовать свою нетождественность этому Я.

Данный этап может быть точкой входа в разрешения ряда экзистенциальных вопросов, которые обрушиваются как нежданные гости, не спрашивая приглашения. Переживание острого горя может существенно влиять на ход становления личности.

Фаза остаточных толчков и реорганизации

Когда вся описанная работа предыдущего этапа проделана, вспыхнувшие чувства нашли утешения, жизнь Я в настоящем начинает идти своим чередом. Продолжающееся осмысление целостного представления об утраченном человеке и его роли в своей жизни идет активней, чем в фазе завершения. Многие события могут стать поводом для обогащения и изменения своих суждений.

Фаза завершения

Образ утраченного начинает занимать постоянное место в продолжающемся смысловом контексте жизни. При этом, на мой взгляд, символическая ценность прошлых событий может обогащаться непрерывно, немного тем самым переписывая описание истории своей жизни.

Нормальное и патологическое горевание

Здесь я могла бы отослать вас к психиатрическим «нормам» и критериям, которые обозначила еще в вводной статье.

Но также упомяну несколько свойств, характерных для нормально протекающего горевания по сравнению с патологическим:

  • динамичность, постоянное изменение состояния является маркером хорошего прогноза, независимо от интенсивности и длительности негативных переживаний.
  • периодическое отвлечение внимания и периодическое появление позитивных чувств, не связанных с беспокоящей ситуацией
  • связь с утраченным человеком, поддерживаемая символически, посредством памяти

Психоаналитический взгляд на работу горя

Началось все с работы З.Фрейда «печаль и меланхолия», в которой он постарался развести эти два состояния психики. С того момента в отношении горя закрепилась метафора потока энергии: завершившееся горевание — это «возвращение энергии от утраченного объекта».

После того, как «эго» становится свободным от привязанности, оно может направлять высвободившуюся энергию на иные объекты (на формирование новых привязанностей). При меланхолии энергия перестаёт направляться на объекты и направляется на «Я» (эго старается преодолеть саму необходимость зависимости от объекта, не проживая потерю).

С этого момента начнутся мои собственные соображения, которые кажутся мне сейчас в свете знаний и предварительной проверки практикой правдоподобными.

Все люди различаются по своей способности формировать эмоциональную привязанность. У взрослых людей способы привязываться меньше изучены, чем в отношении детей (существует одно масштабное исследование, но на русский язык оно не переведено). Если очень коротко, то именно стиль привязанности во многом определяет, каким образом мы выстраиваем отношения с другими людьми.

Потенциальная готовность заменить одного человека другим, эмоциональное ощущение, что отношения в любой момент могут завершиться по своей или чужой инициативе, является одним из способов формировать привязанность. При данном способе присутствия в отношениях сложно говорить о том, что в случае утраты объекта, могла бы быть проделана полноценная работа горя.

Словами Фрейда, энергия направлялась на «Я» (а не на объект) с самого начала. И в каком-то понимании объект «утрачен» и утрачен всегда, даже когда в фактическом смысле присутствует. Это феномен, который, на мой взгляд, требует осмысления, и я постараюсь написать об этом позже.

Рекомендуемая литература

  • Симона Мацлиах-Ханох, «Сказки обратимой смерти»
  • Ф. Е. Василюк, «Пережить горе»
Поделиться:
Консультация психолога

Прием в Москве — метро Рижская

MariaNifontovna@gmail.com

+7 903 542-91-77

Записаться

Распространенные темы для работы

Задать вопрос психологу

Вы можете задать мне вопрос на интересующую вас тему через форму обратной связи. Примеры таких вопросов, можно увидеть в рубрике «Вопрос‑ответ». Там же в скором времени появится ответ на ваш вопрос, копия будет отправлена на указанную электронную почту. Я постараюсь ответить в самые ближайшие сроки.